Другое впечатление - Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1
Мы не левые и не правые, потому что мы валенки Законы Мерфи (еще...)

Другое впечатление

Cтраница 1


Другое впечатление в прошедшую субботу ( 13-го), не похожее па это, но не менее сильное, хотя не эстетическое, вынесено из оперного маскарада.  [1]

2 Государственные закупки, трансферты и совокупные расходы как доля внутреннего продукта, 1950 - 1994 гг. [2]

Но если мы теперь рассмотрим трансфертные платежи, мы получим другое впечатление о роли государства и ее росте. Как показывает рис. 5 - 6, трансферты сильно возросли начиная с 60 - х годов, поднявшись от 5 % внутреннего продукта в 1960 г. до 14 % в 1994 г. В результате налоговые поступления, необходимые для финансирования совокупных государственных расходов - закупки плюс трансферты, - составляют теперь около / 3 внутреннего продукта. В 1994 г. средний налогоплательщик тратил примерно 2 часа 45 минут из каждого восьмичасового рабочего дня на уплату налогов.  [3]

Иначе расставленные слова обретают другой смысл, иначе расставленные мысли производят другое впечатление.  [4]

Кроме того, имеют значение уже существующие чувствования, вызванные каким-нибудь другими впечатлениями. Осенний пасмурный день влияет на настроение подавляющим образом во всех отношениях: все окрашивается для нас в серый цвет, подобно тому, как в весенний веселый день - в розовый. Человек опечаленный или сердитый переживает одни и те же события с совершенно другими чувствованиями, чем радостный или полный надежд. Наконец, очень существенное значение имеет частота повторения вызывающих чувствование переживаний. В жизни чувствований существует крайне важное явление, напоминающее упомянутую нами адаптацию: при частом повторении одного и того же содержания, связанное с ним чувствование становится все слабее и слабее. Самая прекрасная мелодия теряет свое обаяние, если ее петь на всех концертах и на всех перекрестках; самые вкусные блюда теряют свою прелесть, если их есть ежедневно. Но, с другой стороны, и самое горькое лекарство не кажется таким горьким при долгом употреблении, и отталкивающие впечатления скоро теряют свою силу для того, кто должен подвергаться им ежедневно. Как в простом ощущении застывшему и неизменному предпочитается изменяющееся и новое, так и в жизни чувствований оно предпочитается однообразно повторяющемуся и привычному.  [5]

Как отметил Мак-Коннел, следует принять во внимание еще одно важное обстоятельство, а именно что животное, выполняющее даже простую задачу, обязательно воспринимает множество других впечатлений, навязываемых ему обстановкой эксперимента. Крыса в простом лабиринте обучается не только тому, должна ли она повернуть вправо или влево, чтобы достигнуть корма; она одновременно узнает, что лабиринт имеет определенную окраску, форму, высоту, ширину, длину, запах, что пищу так или иначе надо доставать, и невообразимое множество других вещей.  [6]

Избирательная направленность сознания сопровождается повышением пороговой чувствительности соответствующих анализаторных механизмов, проявлением так называемой сенсибилизации в широком смысле слова - повышения восприимчивости к одним и понижения восприимчивости к другим впечатлениям, мыслям. В основе простейших проявлений внимания лежит врожденный ориентировочный рефлекс ( исследовательский, рефлекс что такое. Возбудителями его являются неожиданные или необычные раздражители и их изменения.  [7]

Следует отметить, что при такого рода сравнениях всегда имеется очень большое расхождение мнений - два искажения, которые одним зрителем оцениваются как равные, у другого могут вызвать совсем другое впечатление. Допустимые пределы формы импульсов, принятых при определении номинального коэффициента, базировались частично на теоретических соображениях, частично на данных измерений большого числа линий и а субъективных наблюдениях большого числа искажений небольшой группой квалифицированных наблюдателей, рассматривавших изображения при различных условиях. Таким образом, эта система допусков является в основном эмпирической, и опыт показал, что с тех пор, как впервые были введены допуски, еще не возникало необходимости в каком-либо изменении пределов.  [8]

Удержание ( в памяти) восстановлений, ассоциация по смежности - все эти выражения обозначают одну и ту же основную способность духа, которую можно выразить в форме закона: раз нам дано известное условие ( а именно, факт восприятия тех или других впечатлений), - с ним связывается, в качестве реального сказуемого, возможность для него удерживаться в памяти, восстанавливаться, вспоминаться. Этот закон есть обширное обобщение, резюмирующее, объясняющее и придающее точность менее широким предложениям ( axiomata media) относительно развития ума, чувства и воли: на нем основано множество положений касательно происхождения сложных духовных явлений из более простых, развития мышления и чувства и эволюции зрелого духа из его первичных зачатков. Так, доказательством сложности чувства красоты служит то, что мы можем сознавать процесс объединения элементов этого чувства; то же надо сказать и относительно нравственного чувства. Косвенным подтверждением этого может служить также отсутствие этих чувств до тех пор, пока нет необходимых для их образования умственных сочетаний.  [9]

Одним словам, в силу различных оснований, зрительная, осязательная, органические и др. ощущения, исходящие из собственного тела ребенка, должны мало помалу занять исключительное положение в его сознании. В силу некоторых особенностей они выделяются из всех других впечатлений, вызываемых внешним миром, в качестве сего-то своеобразного. Благодаря их постоянному сосуществованию, эти ощуения образуют в высшей степени прочное соединение, а благодаря тому, что они постоянно сопутствуют другим впечатлениям, это соединение необычайно легко воспроизводится любым из последних. Во избежание распространенных недоразумений и неправильных толкований следует особенно подчеркнуть, что это соединение не есть агрегат, внешнее сочетание первоначально азделенных единичных переживаний, но, по самому существу своему, несомненно, представляет единство в указанном выше смысле. У ребенка первоначально совсем не существует такой разделенное и обособленности ощущений, какая свойственна взрослому; как уже было указано, она вырабатывается лишь постепенно, благодаря наблюдениям над образом, кожные, органические и кинестетические ощущения, которые даже развитым сознанием часто еще не вполне различаются, для ребенка, несомненно, образуют хотя смутное и неопределенное, но все же ощущаемое в качестве единства целое, в котором выдвигаются резче, не отделяясь, однако, от других частей, то те, то другие составные части. Только зрительный образ тела, сам по себе составляющий некоторое единство, мы вправе рассматривать как нечто, извне присоединяющееся к указанному соединению.  [10]

Впрочем, яркое выступление на первый план определенного содержания сознания или же однородного класса таковых не может продолжаться долго. Они скоро теряют свою силу, если даже продолжают действовать причины, способствующие их вступлению; первое место занимают другие впечатления, и вытесненные ими представления могут в лучше случае через короткое время вновь приобрести значение. В особенности характерно проявляется у детей это скорое ослабление внимания к каждому определенному роду привлечения его, что весьма затрудняет преподавание.  [11]

Вместе с тем у человека в процессе трудовой деятельности и социального развития появилась, развилась и усовершенствовалась так называемая вторая сигнальная система, связанная со словесными сигналами, с речью. Способность понимать, а потом и произносить слова развивается у ребенка в результате ассоциации определенных звуков ( слов) со зрительными, тактильными и другими впечатлениями о внешних объектах.  [12]

Эта взаимная связь вещей проявляется и в обратном порядке. Хотеть можно лишь то, что, по крайней мере, в элементах было уже выполнено, именно рефлекторно выполнено, благодаря этому узнано и в то же время ассоциативно связано с другими впечатлениями. Так как это обычно наступает весьма поздно для некоторых определенных звуков, например к, р, ш, то, несмотря ни на какие подсказывания, проходит много времени, пока ребенок научится выговаривать их. Конечно, лишь в том случае, если дети не глухи; потому что тогда кинестетические ощущения, появляющиеся при рефлекторном произнесении звуков языка, не могут ассоциироваться и, следовательно, не могут воспроизводиться. Многие взрослые знают, что при изучении звуков до сих пор чуждого языка, например, язычного р вместо язычкового р или французских носовых звуков, величайшие старания оказываются чуждыми, пока не придет на помощь случайное уклонение при произнесении сходных звуков, пока мы не набредем на звук, так сказать, случайно. Тогда только мы овладеваем его произношением.  [13]

Ходу мыслей истерика, даже если он и простирается в бессознательное, можно предъявлять те же требования логической связи и достаточной мотивации, которые предъявляются нормальному индивиду. Если связь представлений невротика и в особенности истерика производит другое впечатление, если здесь отношение интенсивности различных представлений кажется необъяснимой психологическими условиями, то это зависит от наличия скрытых, неосознанных мотивов. Такие скрытые мотивы мы можем допускать там, где можно доказать наличие такого изменения логической связи, которое превышает меру нормально оправданного изменения мотивации.  [14]

Одним словам, в силу различных оснований, зрительная, осязательная, органические и др. ощущения, исходящие из собственного тела ребенка, должны мало помалу занять исключительное положение в его сознании. В силу некоторых особенностей они выделяются из всех других впечатлений, вызываемых внешним миром, в качестве сего-то своеобразного. Благодаря их постоянному сосуществованию, эти ощуения образуют в высшей степени прочное соединение, а благодаря тому, что они постоянно сопутствуют другим впечатлениям, это соединение необычайно легко воспроизводится любым из последних. Во избежание распространенных недоразумений и неправильных толкований следует особенно подчеркнуть, что это соединение не есть агрегат, внешнее сочетание первоначально азделенных единичных переживаний, но, по самому существу своему, несомненно, представляет единство в указанном выше смысле. У ребенка первоначально совсем не существует такой разделенное и обособленности ощущений, какая свойственна взрослому; как уже было указано, она вырабатывается лишь постепенно, благодаря наблюдениям над образом, кожные, органические и кинестетические ощущения, которые даже развитым сознанием часто еще не вполне различаются, для ребенка, несомненно, образуют хотя смутное и неопределенное, но все же ощущаемое в качестве единства целое, в котором выдвигаются резче, не отделяясь, однако, от других частей, то те, то другие составные части. Только зрительный образ тела, сам по себе составляющий некоторое единство, мы вправе рассматривать как нечто, извне присоединяющееся к указанному соединению.  [15]



Страницы:      1    2